Вы: Гость
Г. Каспаров. Моя лучшая партия.

Г. Каспаров. Моя лучшая партия.

статья из журнала "Шахматы в России"

"Моя лучшая партия еще впереди...". Сколько раз мы слышали этот традиционный ответ от известных шахматистов, независимо от их возраста и турнирных успехов. Ведь мечта сыграть ту самую партию, отблеск которой падает на все творчество шахматиста до конца его карьеры, независимо от того, сколько блистательных партий он сыграл, сколько глубоких, оригинальных комбинаций провел, - все равно - мечта о чем-то недостижимом является тем самым двигателем, который позволяет шахматистам раскрывать все новые глубины шахматной игры. Боюсь только, что после 20 января 1999 года мне будет нелегко убедить кого-либо в том, что моя лучшая партия еще впереди.

Понятие "лучшая партия" - субъективное, кому-то нравятся комбинации, тонкая позиционная игра, кто-то выбирает критерий красоты по собственному вкусу. Нельзя найти универсального определения, которое удовлетворило бы каждого, ведь любой шахматист имеет свои претензии и предпочтения, предъявляемые им при выборе критерия шахматного совершенства.

В моем творчестве было немало партий, которые могли бы удовлетворить самых строгих ценителей игры, но, пожалуй, на титул "самой-самой" могли претендовать лишь несколько. Две из них, кстати, попали в тройку партий признанных самыми лучшими из сыгранных за весь период публикаций в шахматном "Информаторе". Одна - это партия с Карповым - 16-я из матча 1985 года, а другая - 10-я партия матча с Анандом 1995 года. И все-таки эти партии имели скрытые изъяны: объективно некорректная новинка - жертва пешки в дебюте с Карповым; а цельность и красоту партии с Анандом, несмотря на блестящую жертву, снижает предварительная подготовка. Но, пожалуй, главный критерий красоты - это впечатление, которое производит сама партия или комбинация на окружающих.

Очень трудно описать, как должна выглядеть комбинация, которая может заворожить любителей шахмат, особенно сейчас, в конце XX века, когда на помощь любителям и гроссмейстерам пришли компьютеры. Любая комбинация, любая жертва может быть проанализирована не только пытливыми аналитиками, но и любым мало-мальски разбирающимся в шахматах человеком, который в состоянии купить мощный компьютер и помочь компьютеру двинуться по лабиринтам запутанных возможностей. Таким образом, сегодня критерий красоты должен включать в себя и цельность, и корректность замысла, пусть с определенными человеческими изъянами, ибо какая комбинация без партнерства двух шахматистов? Правильность комбинации, ее четкость и гармоничность теперь все видят гораздо быстрее. На это не потребуются годы, месяцы, за считанные дни, недели будет вынесен окончательный вердикт. Ясно, что комбинация должна нести в себе что-то завораживающее, это должна быть комбинация с матовым финалом, с жертвами, где сила духа будет торжествовать над грубой материей.

Это должна быть комбинация с матовой атакой, когда минимальными силами удается сплести матовую сеть. Это то, что нравится всем без исключения. В конце концов, это и есть конечная цель шахматной игры - дать мат неприятельскому королю. Но современная техника защиты не позволяет проводить такие комбинации, пресекает их в самом зародыше. Жертва фигуры и даже пешки представляется уже чем-то особенным, а жертва ладьи без ярко выраженного комбинационного мотива стала уже реликтом в партиях ведущих шахматистов. Ну, а легендарные проходы короля через всю доску, когда белому или черному монарху под ураганным огнем приходится пересекать минные поля, они вообще отошли в предания старины глубокой. Времена "вечнозеленой" и "бессмертной" партий, сыгранных Адольфом Андерсеном в XIX веке, канули в прошлое. И меньше всего я думал, что когда-либо мне удастся воскресить этот мятежный, романтический дух на шахматной доске и создать комбинацию, которая будет удовлетворять всем самым строгим критериям.

Но оставим в стороне предисловие. Итак, 4 тур, 20 января 1999 года, в маленькой голландской деревушке Вейк-ан-Зее, на берегу моря, где дуют ветра, в огромном зале собралась большая шахматная семья - ведущие шахматисты мира, гроссмейстеры турнира В и участники разных open'ов. Обстановка непривычная, от которой я, пожалуй, отвык. Этот день не предвещал ничего необыкновенного. Был, конечно, блиц, в котором мне удалась серия из 7 побед (среди них была хорошая победа в эндшпиле над А. Ермолинским), и поэтому на партию с Топаловым я вышел в неплохом настроении. Сейчас трудно сказать, ждал ли я чего-то особенного, хотя странные предчувствия были. Такие предчувствия появлялись у меня прежде: я помню, какие эмоции обуревали меня перед партией с Карповым в Линаресе и перед партией с Гельфандом в следующем туре. Обе они кончились блестящими победами, но здесь были какие особенные чувства.

КАСПАРОВ - ТОПАЛОВ [B07]. Вейк-ан-Зее, 1999

1. e4

Ничто не предвещало грозы, когда я сделал этот ход. Топалов, который всегда настроен на борьбу, независимо от цвета фигур, которыми он играет со мной или с другим соперником, ответил

1. ... d6

Я искренне удивился. Защита Уфимцева не входит в репертуар Топалова и вообще вряд ли является дебютом, который, на мой взгляд, достоин применения в турнирах высшего уровня. У белых слишком много возможностей. На разный вкус: можно играть остро, можно позиционно, можно варьировать различные способы развития инициативы. Тем не менее, Топалов, видимо, рассчитывал на эффект неожиданности, исходя из того, что в ситуации, к которой я не готов, я буду играть хуже, а кроме того, ему удастся избежать моей дебютной подготовки, с которой ему уже приходилось сталкиваться.

2. d4 Кf6 3. Кc3 g6

Здесь я задумался. На самом деле, я задумался уже на третьем ходу, я часто играл 3. f3, угрожая переходом в староиндийскую защиту, однако не Топалову грозить таким дебютом, он привык его играть и, скорее всего, на это и рассчитывал. Поэтому я решил играть с листа, сыграть позицию, о которой имел определенное представление, но которая никогда не встречалась у меня на практике и которую я, честно говоря, никогда серьезно не анализировал.

4. Сe3 Сg7 5. Фd2 c6

В принципе, черные, насколько мне известно, ходят с6 и b5 до хода Сg7, но я не думаю, что эта перестановка ходов что-то серьезно меняет.

6. f3

Возможно, было и 6. Кf3 b5 7. Cd3, может, это было и точнее, но опять-таки, повторяю, дебют оба соперника разыграли, полагаясь на здравый смысл, а не на точные знания.

6. ... b5 7. Кge2

Странный ход. Если белые хотели пойти 7. Сh6!?, это можно было сделать сразу, оставляя поле е2 для другого коня и возможность развить слона на d3. Теоретически этот конь мог когда-нибудь пойти на h3. Вообще, ход 7. Кge2 не несет смысловой нагрузки, причина его чисто психологическая. Я вспомнил, что перед этой встречей, когда мы обсуждали стратегию игры, Юрий Дохоян, просматривая некоторые партии Топалова, вдруг сказал: "Знаешь, Гарри, а ведь ему не нравится, когда партнер делает ходы, которые он не угадывает. Это на него как-то странно действует". Вспомнив эту фразу, я и сыграл 7. Кge2, что Топалова удивило. Этот ход действительно не несет никаких угроз, белые просто продолжают развитие. Однако мне показалось, что борьба приняла характер, который ему не очень нравится, поскольку явно не соответствовал тем задумкам, которые у него были перед началом партии.

7. ... Кbd7 8. Сh6

Все-таки лучше поздно, чем никогда, слона полезно разменять.

8. ... С:h6 9. Ф:h6

Белые добились какого-то успеха, черные не могут рокировать в короткую сторону. Но достижение это довольно эфемерное, потому что король может скрыться и на ферзевом фланге, куда в итоге будет рокировать и белый король, и впереди предстоит маневренная борьба, в которой белым нечего рассчитывать на особые преимущества. В принципе, если черные попытаются проявить активность путём 9. ... Фа5, то есть ход 10. Кc1,а дальше конь с темпом идет на b3. Белым удастся стабилизировать игру и лишить черных возможности использовать отвлечение белого ферзя на h6.

9. ... Сb7 10.a3

Сразу рокировать не хочется, потому что после Фa5 неясно, как защищаться от угрозы b4, поэтому белые делают выжидательный ход, подготавливающий длинную рокировку, и вновь, на Фa5, есть ход Кc1, отражающий угрозу b4.

10. ... е5

Топалов, после довольно продолжительного раздумья (11 минут) решает укрепить позицию в центре и подготовить длинную рокировку. У черных были и другие планы, но этот представляется наиболее логичным.

11. 0-0-0 Фe7 12. Крb1

У белых тоже не так много возможностей: надо как-то распутывать клубок своих фигур, поэтому я наметил перевод коня на b3, пользуясь тем, что сейчас попытка черных проявить активность ходом a7-a5 наталкивается на опровержение - 12. ... a5?! 13. Кc1 b4 14. de5! de5 (14. ... Кg8 15. Фg7 Ф:e5 16. Ф:e5+ de5 17. Кa4 +/-) 15. Кa4 ba3 16. b3 +/-.

12. ... a6

Можно было сразу рокировать, но Топалов на всякий случай защищается от потенциальной угрозы d4-d5. Сомневаюсь, что эта угроза была настолько реальной, тем не менее, береженого бог бережет - черные все равно без этого хода не обошлись бы.

13. Кc1 0-0-0 14. Кb3

Развитие сторон заканчивается, но черные должны проявить теперь определенную предприимчивость, потому что они немного стеснены. Если белые закончат развитие, скажем, ходами g3, Сh3, Лhe1, то черным придется несладко. Король черных все-таки немного ослаблен, и, конечно, можно было продумывать игру с продвижением c6-c5, но тогда у белых был бы выбор - либо закрывать позицию ходом d5, либо даже меняться.

Скорее всего, закрывать центр было более перспективным. Перевес в пространстве позволял белым надеяться на создание атаки. В этот момент у меня промелькнула мысль о том, чтобы использовать ослабление ферзевого фланга черных. Можно было бы перебросить ферзя с поля h6 на b6 или на а7 - мысль совершенно нелепая - она мелькнула в голове и ушла, но где-то в глубинах подсознания отложилась идея о том, что ферзь на b6 с конем на a5 могут создать массу неприятностей, особенно, если белый слон появится на поле h3. Это никак конкретно не отразилось на расчете вариантов, но, пожалуй, то, что такая мысль появилась, послужило прологом к замечательной комбинации.

14. ... e:d4!

Очень хорошее решение: разгрузка в центре: пользуясь тем, что белые несколько отстали в развитии, черные, не смущаясь вскрытием игры, рассчитывают на то, что активные фигуры сумеют компенсировать ослабленное положение короля.

15. Л:d4 c5 16. Лd1 Кb6!

Хороший ход. Черные готовят d6-d5, и здесь мне пришлось серьезно задуматься (10 минут). Что делать белым дальше? Скажем, на 17. a4?! черные добиваются хорошей позиции после 17. ... b4 18. a5 bc3 19. ab6 Кd7 с чуть лучшей позицией у черных. А в случае 17. Кa5 d5 18. К:b7 (18. g3 d4) 18. ... Кр:b7 19. ed5 Кb:d5 20. К:d5 К:d5 21. Сd3 f5 22. Лhe1 Фc7 23. Сf1 c4 возникала сложная позиция с обоюдными шансами. Черный король, конечно, раскрыт, но белый слон ограничен пешками, черные хорошо стоят в центре и, скорее всего, позиция "крутится" в районе динамического равновесия.

Смутные контуры комбинации начали уже вырисовываться. Я еще не ясно представлял себе, как это все будет выглядеть, но понимал, что ходы g3 и Сh3 не могут быть плохими.

17. g3

Теперь слон пойдет на h3, ферзь вернется на f4, конь встанет на а5 и где-то там будет нанесен удар, какой - я еще точно не знал... Но навязчивая идея - расположить фигуры таким образом - уже прочно овладела моим сознанием.

17. ... Крb8

Топалов считает, что у него есть время, и он может спокойно подготовить продвижение d6-d5.

18. Кa5 Сa8 19. Сh3 d5

Итак, стороны выполнили намеченные планы: белые закончили развитие, а черные провели d6-d5. Важно отметить, что если бы на 18-м ходу белые не поставили бы коня на а5, а пошли сразу Сh3,то после Кc4 до поля а5 белому коню было бы не дотянуться. Хотя, в принципе, такая возможность была, и можно было спокойно пойти Лhe1, но это была бы уже другая игра. Я чисто машинально проводил план, который должен был венчаться жертвой. Ход Л:d4 уже отпечатался в моем сознании, хотя я еще даже не видел ничью повторением ходов. Я просто видел перспективы атаки.

20. Фf4+ Крa7 21. Лhe1

Здесь я уже увидел ничью повторением ходов. Более того, я чувствовал, что есть возможность играть дальше, возможность играть без ладьи, хотя я не представлял, к чему это приведет. Но видение черного короля на а4 согревало душу и сама интуиция, которая появляется у человека с рождения, интуиция "атакующего" (назовем это так) подсказывала мне, что найдется какое-то решение, и матовая сеть вокруг черного короля будет сплетена, несмотря на огромный материальный перевес противника. А кроме того, еще подстегивало любопытство, чувство неизведанного. Ну когда еще удастся такое создать, когда еще удастся выманить черного короля в гущу собственного лагеря!? В конце концов, партия Эдуарда Ласкера с жертвой на h7 и проходом короля с g8 на g1 была для нас каким-то мифом. Это могло случиться только в далекую эпоху. И вдруг, такая возможность! Топалов выглядел достаточно уверенно. Он пошел:

21. ... d4

Естественно, после 21. ... de4? 22. fe4 игра вскрывается, и угроза 23. Кd5 ставит черных в тяжелое положение: их король слишком ослаблен. Белые, конечно, могли пойти 22. Кa2, но после 22. ... Лhe8 или h7-h6 предстояла сложная игра. Но, естественно, "рука повела" коня в центр.

22. Кd5

Объективно, этот ход не сильнейший, но он служит вступлением к последующей комбинации.

22. ... Кb:d5 23. e:d5 Фd6

Топалов, как мне казалось, выглядел чуть удивленно, потому что он считал, что атакующие ресурсы белых исчерпаны. Шах на с6 не имеет смысла, конь будет побит, король станет на b6, и не видно, как белые могут пробиться ладьями к черному королю. Пешка d4 надежно закрывает линию d, а на линии "е" нет полей вторжения. На самом деле, это не совсем так, и мой следующий ход, который я сделал, не задумываясь, оказался для Топалова неприятным сюрпризом.

24. Л:d4!!

Когда я сделал этот ход, я видел лишь повторение ходов и возможность продолжать атаку, но мозаика всего варианта еще окончательно не сложилась. Я уже увидел идею Лd6-Лb6, но все-таки меня не покидала мысль, что варианты надо проверить до конца. Может быть, у черных все-таки найдется скрытая защита. Топалов думал примерно 15 минут. Я ходил по залу, точнее не ходил, а носился, и во время этого лихорадочного движения было такое ощущение, что участников осталось мало и что многие партии уже закончились. Мысль работала в одном направлении, и в какое-то из этих мгновений я увидел всю ветку вариантов. Я увидел ход Лd7, я даже не помню, как этот вариант сложился в голове, но я видел до конца всю линию, видел проход черного короля после Сf1, Лd7 и уже не мог сдержать возбуждения, потому что в этот же момент я понял, что ходом 24. ... Крb6 черные разрушают всю конструкцию.

Я собирался играть 25. b4, недооценив, что после 25. ... Ф:f4 (25. ... К:d5 26. Ф:d6+ Л:d6 27. bc5+ Кр:c5 28. Кb3+ Крb6 29. Крb2 Лhd8 30. Лed1 Сc6 31. f4 Крc7 =) 26. Л:f4 К:d5 27. Л:f7 cb4 28. ab4 К:b4 29. Кb3 Лd6 черные стоят просто лучше. Может быть, если бы Топалов пошел 24. ... Крb6! (24. ... С:d5?! 25. Л:d5! К:d5 26. Ф:f7+ Кc7 27. Лe6 Лd7 28. Л:d6 Л:f7 29. Кc6+ Крa8 30. f4 с чуть лучшей позицией у белых), то я нашел бы ход 25. Кb3! после которого взятие ладьи снова невозможно: 25. ... С:d5! (25. ... cd4? 26. Ф:d4+ Крc7 27. Фa7+ Сb7 28. Кc5 Лb8 29. Лe7+ +/-; 25. ... К:d5? 26. Ф:f7 Лhf8 27. Фg7 Лg8 28. Фh6 Фf8 29. Лh4 +/-) 26. Ф:d6+ Л:d6 27. Лd2 Лhd8 28. Лed1, и белые удерживают равенство, но не больше. Сама мысль, что можно испортить такую комбинацию, давила на психику, и я молил бога, чтобы Топалов побил на d4. Я еще не был уверен, что это выигрывает, но красота комбинации, которую я увидел, поражала.

Я не поверил своим глазам, когда Веселин, резко дернувшись, побил ладью. Как он объяснил после партии, напряженная борьба его утомила, и он считал, что после взятия ладьи белые будут вынуждены форсировать ничью повторением ходов. Основную идею комбинации он видел, но ему не приходило в голову, что белые буду играть без ладьи, пытаясь использовать выдвинутое положение короля на а4.

24. ... c:d4?!

Этот ход проигрывает партию, но он заслуживает и восклицательного знака, потому что великие комбинации не создаются без участия партнера. Если бы Топалов не взял ладью, то партия могла кончиться вничью, у Веселина было бы больше на пол-очка, у меня меньше. Он бы чуть-чуть выиграл, я чуть-чуть проиграл, а шахматы и их любители многое бы потеряли. Но в этот день Каисса была ко мне благосклонной: Не знаю, за что я был вознагражден, но после взятия на d4 события начали развиваться форсированно.

25. Лe7+!

Этот ход я сделал молниеносно. А над чем было думать? Ладья неприкосновенна, такие ходы всегда делаются с удовольствием, и то, о чем я говорил ранее, что линия "d" перекрыта пешкой d4, а по линии "е" нет полей вторжения, оказалось нарушенным. Две белые ладьи своим самопожертвованием открывают дорогу белым фигурам в лагерь черных. Конструкция, о которой я мечтал - ферзь на b6, конь на а5 при слоне на h3 неожиданно становится явью. Если черные пойдут 25. ... Крb8?, то после 26. Ф:d4! Кd7 27. С:d7 С:d5 28. c4! Ф:e7 29. Фb6+ Крa8 30. Ф:a6+ Крb8 31. Фb6+ Крa8 32. Сc6+! С:c6 33. К:c6 они проигрывают форсированно.

Надо отметить, что 25. Ф:d4+? не достигало цели ввиду 25. ... Фb6 26. Лe7+ Кd7, и атака белых выдыхается.

25. ... Крb6 26. Ф:d4+ Кр:a5

После тура некоторые участники, в том числе Ананд, утверждали, что ход 26. ... Фc5 спасал партию, однако после 27. Ф:f6+ Фd6 28. Сe6!!

белые перекрывают линию, оставляя себе возможность варьировать угрозы и поставить черных в безвыходное положение, например, 28. ... С:d5 (28. ... Лhe8 29. b4! +/-) 29. b4! Сa8 30. Ф:f7 Фd1+ 31. Крb2 Ф:f3 32. Сf5 - самое простое: все линии перекрыты, и матовые угрозы становятся неотвратимыми.

27. b4+ Крa4 28. Фc3

Последний ход я сделал, не задумываясь, честно говоря, не мог заставить себя думать, потому что стремился к финалу, который уже видел, и мне казалось (не знаю, почему), что именно так партия и должна завершиться, что никуда черные не уклонятся, что других защит уже нет. Конечно, я немного прикидывал возможности черных. Веселин давал мне время, когда думал сам, но, заставить себя искать другую возможность, было выше моих сил. А зря! Хотя трудно сказать, зря или нет.

Красота этой комбинации, мне кажется, ничуть не уступает побочному варианту, но справедливости ради укажем, что объективно, с точки зрения высшей шахматной истины, сильнее был ход 28. Лa7!, найденный Любомиром Кавалеком, вполне вероятно, в сотрудничестве с шахматным компьютером, ибо проверить все варианты можно только опираясь на помощь электронного советчика. Тем не менее, идея, найденная Любомиром, позволяла реализовать все задачные мотивы в гораздо более чистой форме, избежав, а точнее не дав черным новых защитительных ресурсов, которые у них могли появиться в партии, хотя отметим, что эти ресурсы были недостаточны. Итак, после 28. Лa7 оба взятия на d5 быстро проигрывают 28. ... К:d5 29. Л:a6+!! Ф:a6 30. Фb2 Кc3+ 31. Ф:c3 Сd5 32. Крb2,

и мы подошли к той самой позиции, когда от угрозы самопожертвования ферзя на b3 защиты нет. Подвести вторую фигуру к контролю за диагональю a2-g8 черные не могут - поле е6 бьется белым слоном. Взятие на d5 слоном тоже проигрывает: 28. ... С:d5 29. Фc3 Лhe8 30. Крb2 Лe2. Черные скрытым образом защитились от угрозы Фb3, связав пешку с2, но тут неожиданно ферзь меняет маршрут - 31. Фc7, угрожая матом с а5. А после 31. ... Ф:с7 32. Лa6# король оказывается заматованным белой ладьей. Удивительная схема матующих фигур!

Сильнейший ход, как и в партии, на 28. Лa7! - 28. ... Сb7. После 29. Л:b7 на 29. ... К:d5 у белых находится новая матовая конструкция 30. Сd7!, угрожая ходом С:b5+ раскрыть черного короля и снова его заматовать ладьей, а на 30. ... Л:d7 белые варьируют угрозы ходом 31. Фb2, угрожая матом с b3. Единственный ход 31. ... К:b4, и теперь 32. Л:d7, снова нападая на ферзя. На 32. ... Ф:d7 мат с поля b4, если 32. ... Фc5, то 33. Лd4, угрожая взятием на b4 и на h8, а на 33. ... Лc8 белые играют 34. Фb3+ Крa5 35. ab, и черные несут решающие материальные потери.

Основной вариант - 28. Лa7! Сb7 29. Л:b7 Ф:d5 30. Лb6 a5 (в случае 30. ... Ла8 белые восстанавливают материальное равновесие после 31. Ф:f6, сохраняя решающую атаку: 31. ... a5 32. Сf1 Лhb8 33. Лd6, сгоняя черного ферзя, и белый ферзь возвращается с матовым эффектом). Кажется, что после 31. Ла6 черные защищаются ходом 31. ... Ла8, но вновь следует неожиданная смена матовой конструкции 32. Фe3!!

Именно сюда, потому что на 32. ... Л:а6 следует 33. Крb2 (угрожает мат на b3), а после 33. ... ab4 34. ab4 открывается поле а3 для новой матовой конструкции. Взятие на b4 оттягивает матовый финал на один ход: 35. Фc3 Крa4 36. Фa3#.

Единственная защита - 34. ... Фa2+ 35. Кр:a2 Кр:b4+, но тогда 36. Крb2 Лc6 37. Сf1 (угрожая матом с а3) 37. ... Лa8 38. Фe7+ Крa5 39. Фb7, и угроза мата на b5 приводит к выигрышу целой ладьи.

28. ... Ф:d5

Еще слабее 28. ... C:d5, ввиду 29. Крb2! с неизбежным матом. У Топалова здесь оставалось уже менее получаса, у меня чуть больше - 32 минуты.

29. Лa7! Сb7 30. Л:b7

Белые отказываются от последней возможности форсировать вечный шах ходом 30. Фc7. Я почему-то был уверен, что белые достигают большего. Конечно, 30. ... Лd6 31. Лb6! - вариант эффектный, но довольно несложный. Черная ладья с поля d6 не в состоянии выполнить две функции - защищать пешку а6 и контролировать поле d4, потому что на Крb2 черные обязаны иметь ход Фd4. Важно, что шаха на d1 нет, потому что белый король неожиданно идет на а2 и выясняется, что угрозу Фb3 можно поддержать и королем с поля а2. Поэтому черные вынуждены находиться ферзем на d5 (надо понять этот важнейший момент), дабы контролировать поле b3 и иметь ход Фd4 при короле белых на b2. Значит, ладья должна находиться на d8. Это, конечно, оставляет возможность для самых разнообразных задачных мотивов, которые наиболее наглядно проявляются именно в этом варианте. Топалов, потратив какое-то количество драгоценных минут, сыграл

30. ... Фc4

Самая естественная защита, на нее рассчитывал и я, но именно она приводит к тому эффектнейшему матовому финалу, который не давал мне покоя на протяжении последних 15-20 минут, с тех пор, как финальная позиция промелькнула каким-то безумным видением в моем мозгу. На самом деле у черных были две другие защиты, каждая из которых, как я повторяю, могла разрушить стройную концепцию, которая сложилась в моей голове:

1) 30. ... Лhe8 - ход, который указал Топалов на следующий день перед туром. Этим он поставил меня в критическое положение в партии с Рейндерманом, в которой я, погруженный в расчет вариантов после 30. ... Лhe8 и не в состоянии найти выигрыш, крайне небрежно разыграл дебют, допустил две помарки, перепутал все, что можно. К счастью, я успел вовремя спохватиться, отогнать от себя эти навязчивые видения, эти кошмары и сыграл прекрасную партию. Но идее Топалова не суждено было прожить долго, потому что этой партией интересовались все, и утверждение, что ход Лhe8 мог опровергнуть блистательную комбинацию белых, наверное, вызвало чувство внутреннего протеста, и по окончании тура Лигтеринк с гордостью продемонстрировал блестящий выигрыш.

Итак, белые ходят 31. Лb6 Лa8. Важно, что теперь напрашивающийся ход 32.Сe6 не достигает цели 32. ... Л:e6 33. Л:e6, и черные, конечно, не бьют ладью на е6, так как после Крb2 нет защиты от мата, а играют 33. ... Фс4. Это та самая контржертва, о которой я говорил. Белые вынуждены бить на с4: 34. Ф:c4 bc4 35. Л:f6 Кр:a3, и после 36. Л:f7 Лe8 черные переходят в контратаку и сохраняют, как ни странно, хорошие шансы на победу в эндшпиле.

Белые не могут допустить таких разменов и, как мы видим, критическим является теперь уже поле с4. Черные ходом 30. ... Лhe8 могли изменить конструкцию защиты. Теперь одна ладья у них защищала бы пешку а6 с а8, а ход Крb2 наталкивается на Фe5, и ладья держит поле е5, а ферзь готовится пойти на с4.

Поэтому ключевым является ход 32. Сf1!!. Противодействуя 32. ... Фc4, белые создают тихую угрозу 33. Лd6, решающую, например, в случае 32. ... Кd7 - 33. Лd6 Лec8 34. Фb2. Если 32. ... Лe6, белые просто меняются на е6 и ходят Крb2. На 32. ... Лed8 белые ходят 33. Лc6, создавая угрозу 34. Лc5; теперь на 33. ... Кd7 последует 34. Лd6, так как перекрыта линия "d", а после 33. ... Кh5 - 34. Лc5 Лac8 35. Крb2. И снова спасения нет!

Уникальную защиту, обнаруженную, скорее всего, с помощью компьютера, нашел тот же Лигтеринк. Контржертва, которая наталкивается на не менее блистательное, тоже компьютерное, опровержение.

Это 32. ... Лe1+ (после 32. Сf1) 33. Ф:e1 Кd7. Белая ладья попалась, но главное, что черный конь пытается перейти на b6 и после 34. Фc3 Кb6 35. Крb2 этот конь объявляет шах с поля с4 и после 36. Крa2 объявляется шах с поля d2, контролируя поле b3, и черные неожиданно выигрывают. Но после 33. ... Кd7 белые проводят такую же отвлекающую жертву ладьи - 34. Лb7!

Теперь после 34. ... Кe5 35. Фc3 Ф:f3 проще всего выигрывает 36. Сd3 Фd5 37. Сe4, а после 34. ... Ф:b7 следует тот самый компьютерный финал: 35. Фd1 Кр:a3 36. c3, и белый ферзь "лесенкой" матует Фc1-Фc2-Фa2# - защиты от этого нет!

Не знаю, удалось бы найти такое во время игры, но красота этого варианта делает комбинацию, по-настоящему, неотразимой. По существу, мы имеем дело с задачной сменой матов, которые, на моей памяти, не встречались в практике серьезных шахматистов. Такое чередование матов характерно даже не для этюдов, а только для специальных задач.

2) У черных есть еще одна контрвозможность - неожиданно пожертвовать коня 30. ... Кe4! 31. fe4 Фc4, и идея проясняется в том, что если белые бездумно следуют варианту, который случился в партии, то после хода Cf1 в самом конце варианта черные побьют на е4 с шахом. Разница в том, что белая пешка перешла с f3 на е4, и теперь это поле стало доступно для черного ферзя.

Белые, конечно, не обязаны после 31. ... Фc4 ходить 32. Фf6: после 32. ... Кр:a3 33. Фa6 Крb4 34. Cd7 они вне риска, но партия, скорее всего, кончилась бы вничью. Ничего не дает и 32. Фe3 - черные играют 32. ... Лc8 33. С:c8 Л:c8 34. Фc1 Фd4! (самое точное), и белым приходится довольствоваться ничьей.

К сложному эндшпилю, с шансами на выигрыш у белых, ведет взятие на с4: 32. Ф:c4?! bc4 33. Крb2 f5 (лучший ход) 34. ef5 c3+ (черным важно дать промежуточный шах, потому что после 34. ... Лd6 35. fg6 c3+ 36. Крa2 hg6 37. Сf1 снова возникают матовые конструкции Сс4-Сb3 или Сb5-Лa7) 35. Кр:c3 Кр:a3 36. f6 Лd6 37. f7 Лc6+ 38. Крd4 Л:c2 39. Сf1. Может быть, эндшпиль за белых и выигран благодаря сильной пешке и перспективе прохода короля на g7. Но не ради эндшпиля белые начинали эту комбинацию. И внимательный анализ показывает, что у белых есть более сильная возможность.

После 30. ... Кe4 31. f:e4 Фc4 правильный ход - 32. Лa7, снова создавая угрозу мата на а6.

Теперь после 32. ... Лa8 белые выигрывают ходом 33. Фe3, чтобы на 33. ... Л:a7 пойти 34. Крb2, а после 32. ... Лd1+ 33. Крb2 Ф:c3+ 34. Кр:c3 Лd6 снова возникает эндшпиль, но этот эндшпиль несколько отличается от предыдущего. Черный король по-прежнему в матовой сети. Пешка не ушла с поля b5 и белые могут продолжать нагнетать угрозы, несмотря на исчезновение ферзей: 35. e5 Лb6 36. Крb2 Лe8 (а куда еще - если 36. ... Лd8, то 37. Cd7) 37. Сg2! Лd8 (контролируя поле d5; на 37. ... Л:e5 следует 38. Сb7 Лe7 39. Cd5, и слон попадает на b3 - эффект, как мы знаем, такой же, как и при появлении там ферзя) 38. Сb7 Лd7 39. Сc6!!

Теперь на 39. ... Лd2 решает 40. Сe8, а после 39. ... Лd8 40. Сd7 черные парализованы и вынуждены ждать бесславного конца.

31. Ф:f6 Кр:a3

Пожалуй, здесь Топалов все еще пребывал в заблуждении, что у белых нет ничего лучшего, кроме 32. Ф:a6 Кр:b4 33. Cd7. И действительно, что еще может найтись у белых, кода их король сам оказался под матом. Черные упускают лучшую защиту, которая позволяла им продлить сопротивление в эндшпиле: 31. ... Лd1+! 32. Крb2 Лa8 33. Фb6! (угрожая матом с а5) 33. ... Фd4+ (на 33. ... a5 решает 34. Сd7) 34. Ф:d4 Л:d4.

Технически, может, самое жесткое решение 35. Л:f7. Черные должны ходить 35. ... a5 36. Сe6 ab4 37. Сb3+ Крa5 38. ab4+, и выясняется, что нельзя 38. ... Л:b4 из-за 39. с3 - ладья ловится, и эндшпиль технически выигран. А после 38. ... Крb6 39. Лh7 Лc8 40. h4 белые должны без особых хлопот выиграть: слон и три пешки значительно сильнее ладьи, белые фигуры прекрасно скоординированы, и их победа - вопрос времени.

Но, честно говоря, я не видел, что после 38. ab4+ Л:b4 ход 39. с3 ловит ладью, и планировал ход 35. Сd7. Анализ показал, что этого тоже было достаточно для победы. Белые играют на доминацию, просто сковывая черные фигуры, и готовятся надвигать пешки королевского фланга, пользуясь тем, что ладья должна стоять на а8, защищаясь от Сb5+ и препятствуя проникновению слона на b3. Впрочем, выполнить это чёрным не удается - после 35.Сd7!? Лd2 36. Сc6 f5 37. Лb6 Лa7 38. Сe8 Лd4 39. f4 черные практически запатованы: 39. ... Лc4 40. Сf7 Л:b4+ 41. a:b4 Л:f7 42. c3 Лa7 43. Лe6 a5 44. Лe1, и новая матовая конструкция: ладья матует черного короля по линии "а". На этот раз фронтальным шахом с поля а1.

Но тот день был действительно удачен. Топалов побил на a3 королем, и вариант, о котором я мечтал, осуществился! Еще раз, как бы водя пальцем перед фигурами, проверяю варианты и, не веря своим глазам, убеждаюсь, что должно произойти то, что я видел уже давно. Это, казалось, заняло целую вечность, но на самом деле - меньше двух минут. Еще последовало:

32. Ф:a6+ Кр:b4 33. c3+! Кр:c3 34. Фa1+ Крd2

Назад дороги нет: 34. ... Крb4 35. Фb2+ Крa5 36. Фa3+ Фa4 37. Лa7+, выигрывая ферзя.

35. Фb2+ Крd1

Если 35. ... Крe3, то 36. Лe7+ Крf3 37. Фg2# - очередной из бесчисленных матовых финалов. Черный король прошел путь на свою голгофу - с поля b8 до поля d1 - через всю доску!

И когда кажется, он достиг тихой гавани (у белых нет больше шахов), слон, который стоял на h3, стреляя в пустоту и выполняя только охранные функции на поле е6, наносит свой удар.

36. Сf1!

Белые напали на ферзя, которому отступать некуда: на отступление по линии "c" следует 37. Фe2#, а на отступление на е6 следует мат с поля с1. Очередная смена матовых конструкций! Слон тоже неприкосновенен: 36. ... Ф:f1 37. Фc2+ Крe1 38. Лe7+ - такой мат вряд ли кому-то понравится. Грубоватая конструкция на фоне того, что было раньше.

36. ... Лd2

Черные наносят контрудар, и на секунду снова кажется, что худшее позади - какие еще резервы остались у белых? Секунда передышки, и черные сами объявят шах белому королю, который будет последним. Но тут вступает в действие белая ладья.

37. Лd7!

Слабость диагонали a1-h8 - это важнейший элемент комбинации. От таких мелочей обычно зависит все. Стой черная ладья на поле g8, и никакой комбинации не было бы... А после 37. Лd7 черным надеяться больше не на что. Хотя Топалов по инерции еще продолжал безнадежное сопротивление. Черные вынуждены взять ладью на d7.

37. ... Л:d7 38. С:c4 bc4 39. Ф:h8 Лd3

Иллюзия активности; если белые вдруг побьют на h7, то после с3 черная пешка пройдет в ферзи. Но мы играли не в шашки - взятие не обязательно, а ферзь теперь может проявить свою подлинную силу.

40. Фa8 c3 41. Фa4+ Крe1 42. f4

Лишая черных последних надежд. Белые сохраняют слишком много пешек, чтобы черные могли надеяться когда-либо их снять и получить позицию "ладья против ферзя".

42. ... f5 43. Крc1 Лd2 44. Фa7

Ферзь начинает нападать на черные пешки, а пешка h2 неприкосновенна из-за Фg1+. Черные сдались, и эта удивительная партия закончилась.

© 2003–2017 андрей салмов   |   Карта сайта
Бани из Пестово отзывы
Где дешевле Деревянные дома бани? Я нашел здесь
starshtat.ru
Опалубка перекрытий бу
Опалубка и леса. Производство строительной опалубки
psk-holding.ru